"Иисус и Иуда". Сочинение по исторической притче

Куда приводит гордыня?

История о написании Леонардо да Винчи фрески "Тайная вечеря", известная как притча "Иисус и Иуда", серьезного исторического основания под собой не имеет. Однако она поучительна, и думается, именно потому она популярна в народе уже очень много лет. И потому для своего сочинения, которое нам задали написать о гордыне, я выбрал ее сюжет.

Согласно расхожей версии, Леонардо да Винчи, работая над фреской "Тайная вечеря" в доминиканском монастыре Санта-Мария-делле-Грацие в Милане, очень быстро нашел натурщика для образа Христа. Им стал молодой певчий, которого да Винчи увидел в церкви. Столь благостен и непорочен был его образ, что Леонардо написал с юноши эскизы, а позже перенес образ на фреску. Работа над нею шла долго и трудно. Спустя три года фреска еще не была готова. Да Винчи торопил его заказчик, герцог Лодовико Сфорца, и тот судорожно искал последний незавершенный образ — образ Иуды.

Фрагмент фрески да Винчи

Иуда был найден случайно. В нищем пьянчуге, бранящемся на прохожих из лужи, куда несчастный упал, сильно перепив, Леонардо увидел неожиданную спесь, гордыню и злобу. Столь сильное сочетание качеств столь порочных привело да Винчи к решению писать Иуду с этого пьяницы. Нищего принесли в монастырь помощники Леонардо, и да Винчи довольно быстро написал с него апостола-предателя. При этом сам нищий был мертвецки пьян и не понимал, что с ним делают.

Когда же он пришел немного в себя, то увидел фреску и закричал: "Черт, я уже видел эту картину! Ее наброски!" "И где же ты это видел ее?" — усмехнулся да Винчи. "Три года назад, — сказал оборванец, — когда я был столь юн, столь наивен и полон надежд, я пел в церковном хоре. Тогда один художник написал с меня образ Христа..."

Что же случилось с певчим? Популярно мнение, что от Христа до Иуды певчего довел алкоголь. Но мне кажется, что это не так. Алкоголь — это следствие, а не причина. Неслучайно, кульминацией притчи является ее финал с упоминанием о том, что "некий" художник написал когда-то с певчего Христа. Незаслуженный религиозно окрашенный успех вскружил голову светлому и верующему юноше, — и он впал в гордыню.


Гордыня — слово одного корня с гордостью, которую описывают как “осознание или чувство того, что приличествует человеку или обусловлено его положением, и которое мешает ему совершать отрицательные поступки". Гордыня же — это “высокое или самонадеянное мнение о своих качествах, достижениях или состоянии, которое вызывает чувство и отношение превосходства над другими и презрение к ним”. Слово "гордыня" имеет, таким образом, отрицательный оттенок, им описывают людей тщеславных, высокомерных или унижающих других.

Прививаемая молодым людям гордость становится фундаментом для их здоровой самооценки. Детям нужно услышать, что они что-то сделали хорошо. Похвала усиливает положительные качества и нивелирует разочарование от неудач, поскольку формирует именно гордость. Дети должны гордиться тем, ради чего они работали. К примеру, не так важно победить в соревновании, как проявить себя как можно лучше. Когда кто-то делает все возможное, он достоин уважения за свой труд вне зависимости от занятого им места. Он достоин того, чтобы им гордились и он был горд собой. Это побуждает ребенка продолжить труд с максимальной отдачей, развивать свои таланты. Похвала за достижения воспитывает гордость. Похвала может исходить от родителей, друга, учителя или даже от самого себя.

И совсем другое дело, когда человек получает похвалу за то, к чему он не приложил никакого труда. Похвала без оснований развращает. Воспитывает в человеке гордыню. То самое чувство, что ему все должны уже только потому, что это он. Да Винчи из притчи "Иисус и Иуда" не виновен в случившемся. Он не хвалил певчего ни за что, но сам выбор юноши в качестве образа Христа для фрески, мне кажется, был воспринят последним как та самая похвала "исключительности". И это событие стало роковым для юноши. Он, подобно Иуде, предал своего Христа: позволил гордыне властвовать над душой. И как Иуда, согласно преданию, был низвергнут в ад, так и певчий был сброшен в миланскую сточную канаву, откуда его вынули лишь затем, чтобы запечатлеть это падение, и вернули назад...