Почему важно сохранять памятники культуры, созданные нашими предками?

Нужны ли нам памятники культуры, которые оставили наши предки? Или их наследие уже устарело для нас и не несет в себе ничего, кроме лишних хлопот и трат по сохранению "ненужных современности руин"? Тех, кто думает о неактуальности и больших расходах на содержание культурно-исторического наследия, становится все больше. Но памятники культуры гибнут сегодня не только из соображений прагматических, но и в виду политической конъюнктуры (снос советских памятников в Восточной Европе), по религиозным соображениям (уничтожение сирийской Пальмиры), в виду социально-культурного ревизионизма (уничтожение памятников героям гражданской войны США, воевавшим на стороне Юга). Все вышеперечисленное видится мне категорически неприемлемым, и чтобы доказать свою позицию, я обращусь к примерам из художественной литературы и истории.

Так, к примеру, Евгений Базаров, герой романа Тургенева "Отцы и дети", в своем стремлении переустроить Россию очень хотел "место расчистить". Имел в виду Базаров, очевидно, не только разрушение прежнего царского порядка революционными силами, но и разрушение прежней культуры с ее памятниками и всяческими "излишествами". Ведь для всех разрушителей, как и для Базарова, "Рафаэль гроша медного не стоит". Каково это, когда Базаровы добиваются своего, мы знаем. В "Черных досках" Солоухина поражают нас ужасающие факты вандализма, когда разграбляются храмы, бесценные тома сдаются в утиль, из древних икон сколачивают ящики. Автор описывает случай, когда в г. Ставрово в храмах организовывали мастерские. Солоухин в своей книге взывает к нам сегодняшним, говоря о том, что не могут на месте святынь стоять дома отдыха, коровники или паровозы. Нельзя на месте погоста ставить дом. Не для умерших надгробия стоят на могилах, а для живых, память важна для живых.

Руины (Автор DavidPogue. Pixabay License)

Преступление и грех — разрушать даже памятники врага, когда идет война. И за этот грех воздается тем же. Немецкие оккупанты не щадили культурное наследие на территории СССР, и стали свидетелями методичного уничтожения самолетами Антигитлеровской коалиции жемчужины германского исторического наследия — города Дрездена. Римский полководец Сципион-младший, увидев руины поверженного его войсками Карфагена, по преданию, воскликнул: "Будет некогда день, и погибнет священная Троя..." И, по преданию же, имел он в виду не Карфаген, который римляне сотрут с лица земли и даже землю, на которой он стоял, посыплют солью. Имел он в виду другой город. Считается, что

"...вот так в руинах Карфагена
Увидел младший Сципион,
Насколько власть и слава тленны: —
Совсем не Трою видел он,

Когда строкою из Гомера
Осады подводил итог.
Видел закат он римской эры.
Он взятье Рима видеть смог".

И действительно, город, уничтоживший множество государств, разрушивший тысячи памятников, поправший сотни тысяч чужих святынь, познал всю силу унижения, когда вандалы рушили его храмы и триумфальные арки. При этом, по язвительному, но справедливому выражению Аврелия Августина, Рим был лишь "слегка наказан" за свои грехи, если сравнить его судьбу с библейским Содомом.

Таким образом, памятники культуры, созданные нашими предками, — это то, что необходимо нам, чтобы быть потомками и наследниками своих дедов и отцов. Неслучайно, что самые страшные завоеватели стремятся уничтожить даже не народ (сохранили же римляне жизнь 50.000 сдавшихся защитников Карфагена), а память народа и о народе — ровняя с землей его памятники. Но всем "римлянам" нужно помнить, что "Будет некогда день, и погибнет священная Троя..."