Помнить — тяжело, забыть — страшно...

Кристина Ч.

Руководитель: Модестова Ирина Александровна,
учитель высшей квалификационной категории  
ГКОУ «Тверская школа-интернат №1»

I место в конкурсе в номинации «Память»

 

Мы пришли из распятого детства,
Но ценили семью, мир и труд.
Что оставим мы внукам в наследство,
Наши дети пускай сберегут.
Л. Голодяевская

Эти строки о детях войны. Война отняла у них светлое и радостное детство, искалечила судьбы, ведь начало войны совпало для них с началом жизни. Их детство прервалось 22 июня 1941 года.

Я хочу рассказать о своей прабабушке, несовершеннолетней узнице концлагеря. Долгое время никто в нашей семье не знал об этом факте ее биографии — это говорит о том, что вспоминать о том времени тяжело, а забыть — невозможно. Родилась моя брабабушка в 1935 году в многодетной семье, в деревне Лагоново Волосовского района Ленинградской области. Когда началась Великая Отечественная война, ей было всего шесть лет. Настали страшные времена: их деревушку заняли немцы. Жители семьями стали уходить в лес: жили в окопах — в сырости и грязи. Когда еда закончилась, взрослые отправились в деревню за пропитанием — не повезло — их схватили фашисты. То ли настроение в тот день у немцев было хорошее, то ли ангел-хранитель помогал нашим землякам, но немцы разрешили вернуться людям в деревню и занять свои дома. Так и жили под прицелом немецкого автомата.

В памяти остались страшные налеты: бомбили так, что света белого не видно было. Однажды при очередной бомбежке снаряд попал в нижнее бревно дома, угодил в подпол и там разорвался. Осколками были изрешечены все стены, и если бы мама не усадила всех за печь, то вряд ли кто-нибудь выжил. Однажды фашистский налет застал мою прабабушку с мамой в поле — они возвращались из поселка домой. От бомбежки спрятались в овраге, но мамино сердце рвалось домой, к другим детям, и они побежали через поле под пулями, которые сыпались, как град. Остались живы — не чудо ли?

К осени 1943 г. гитлеровское командование приняло решение выселить все население с территории от линии фронта. Жителей Ленинградской области страны-союзники, воевавшие на стороне Германии, угнали в рабство. Операция была тщательно спланирована: были выделены конвойные команды, подготовлен железнодорожный транспорт, созданы транзитные концентрационные лагеря. Семьями грузили в «скотские, телячьи» вагоны — холодные, наспех заколоченные «коробки» с деревянными нарами и везли. Куда и зачем — точно никто не знал. Состав следовал в Европу, узников везли «по этапу». В этом вагоне была и семья прабабушки. Увезли их в транзитный лагерь в Эстонии, месяц заключенные находились на карантине. «Кормили плохо. Главным продуктом была мука. Но это была не мука, а белая молотая бумага с добавкой муки. Однажды ночью стали грузить на пароходы. В памяти остались крики, плач и брызги воды от упавших туда людей, тонули сразу — выплыть не было сил». Конечным пунктом был концлагерь в Финляндии.

Сначала всех обрабатывали, выводили вшей, лечили от чесотки, раз в неделю водили в баню под конвоем. Но необычная это была баня, и люди ее боялись, словно огня. Ее окрестили "прожаркой". От такой "прожарки" с густым настоем хлорки многие теряли сознание. Одежда, вернее лохмотья, "прожаривались" в другом помещении. Фашисты очень боялись болезней и вшей, поэтому требовали чистоты тела. Все это делалось для того, чтобы сдать узников в батраки финским помещикам. Семья моей прабабушки попала к доброму хозяину, который относился к ним по-человечески. Отец и мать работали с утра до вечера по хозяйству, а дети нянчили дочь помещика, пололи грядки, подметали дорожки, зимой — чистили снег. Самым ярким воспоминанием за эти полтора года было то, что все были живы и сыты.

Несмотря на испорченное тяжелое детство, испытания, которые выпали моей прабабушки, она не потеряла веру в людей. Поколение детей войны восхищает своей стойкостью духа. А эти страницы истории взывают нас делать все возможное и невозможное, чтобы люди никогда больше не испытывали ужасов фашизма.

Память, память,
Ты порой тревожно
Бьешь по нервам, бешено скользя,
Позабыть такое невозможно,
Потому что забывать нельзя...