Сочинение "Почему Стивен Кинг мой любимый писатель"

Виктор К.

У каждого из нас есть «свой» автор, и вопрос, почему он «свой», в какой-то мере некорректен: за что-то можно ненавидеть, любят же всегда без понимания причин. Но думаю, объяснить, почему Король Ужасов является моим любимым писателем можно. Пусть это и не особо благодарное дело.

Писать сочинение про Стивена Кинга в каком-то смысле дело неблагодарное потому, что для большинства он — именно автор ужасов. Вот и я сам не удержался и назвал его в предыдущем абзаце королем хоррора, но при этом люблю я Кинга не за «Сияние» или «Керри»… нет. И «Клатбище домашних животных» (именно так, с ошибкой в первом слове у самого Кинга!) меня не восхищает. Я не стремлюсь, как многие, скачать все собрание сочинений Стивена Кинга. И вот почему. Первой книгой, которую я прочел у Кинга, была «Долгая прогулка» (или «Долгий путь» в других переводах). Тяжелая психологическая фантастика из числа антиутопий. Настолько тяжелая, что Кинг не решился в свое время публиковать ее под собственным именем. Мир прочел «Долгий путь» впервые как роман Ричарда Бахмана. Эта книга навсегда изменила мое отношение к жизни. В каком-то смысле, она научила меня ценить и любить эту жизнь. История подростков, играющих в смертельном телешоу «Долгая прогулка» и гибнущих один за другим ради призрачной идеи получить право на исполнение любого желания, едва ли оставит равнодушным молодого человека.

Второй книгой была «Ярость», которую Стивен Кинг также издал под псевдонимом «Р. Бахман». Эта книга научила меня принимать меня таким, какой я есть, меньше циклиться на своих страхах и детских обидах. Иногда я думаю: читал ли «Ярость» так называемый Керченский стрелок? Едва ли. Но если бы он прочел эту книгу (лучше всего вкупе с «Долгой прогулкой»), я уверен, он не совершил бы свое ужасное преступление. Ведь мотивы Керченского стрелка все те же — обида и затаенная ярость на систему и олицетворяющих ее людей, им движет, как и героем «Ярости», непонимание ценности жизни, а убитые Керченским стрелком дети и взрослые — такие же невинные жертвы, как и миссис Андервуд в романе великого психолога Кинга. Но если герои последнего из числа жертв выносят из ужаса террора свои уроки (в первую очередь, урок Правды), то жертвы и их родные в Керчи не узнали ничего, кроме боля и горя! В этом смысле, Керченский стрелок ближе другому герою Кинга — стрелку из «Восставшего Каина», который сеет смерть из-за своих околорелигиозных обид, выбирая своих жертв в безжалостной рэндомности. Как важно порой, чтобы в руки ребенка вовремя попала правильная книга!..

Еще я люблю Кинга за юмор. Казалось бы, в этом жанре нет ему места, но Король умеет даже в самый страшный сюжет внести вполне человеческие чувства. Его герои умеют шутить, в том числе над собой. Так, Роланд, герой цикла «Темная башня», шутит над собой даже тогда, когда лишился пальцев правой руки, что для него — стрелка — очень даже существенная потеря.

Стивен Кинг интересен и умением проникнуть в «маленького человека», показать, как из простых и мало примечательных людей под натиском беды проявляются Герои. Вспомните «Оно» и детей, которых травят их одноклассники, не замечают или унижают их родители и которые оказываются тем не менее той единственной силой, что способна остановить инопланетное чудовище.

Мне кажется, что каждый читатель, любящий Стивена Кинга, находит в нем что-то свое. Писатель многогранен, сложен и интересен. Именно этим объясняется огромное число переизданий, переводов и экранизаций. Я люблю Кинга-психолога, Кинга-исследователя человеческой души и надеюсь, что такой Кинг близок и Вам.