Эссе на конкурс "Размышления на Параде Памяти"


Анна Г.

Победу ковали жизнями людей, слезами матерей
Поклонимся тем, кто пали, спасая Родину,
Вспомним тех, кто погиб в эту страшную годину…

Ноябрь. Морозно. Пасмурно. Серой громадой высится над огромной площадью здание оперного театра. Стылый асфальт становится мокрым от кружащихся в воздухе и падающих мелких снежинок. Ни один луч солнца не пробивается сквозь тяжелые свинцовые тучи. Все вокруг будто в состоянии глубокой скорби. Лица людей сосредоточенны и торжественны. Парад Памяти в Самаре.

Мурашки бегут по телу, но не от холода. На глазах слезы, однако ветер тут не при чем. Меня переполняют эмоции. И я не могу понять: почему плачу. То ли от счастья, то ли от горя… Я рада, что война давно закончилась, но становится страшно при мысли, какой ценой была завоевана победа в той жестокой долгой войне…

Мы как будто перенеслись в далекий и страшный 1941 год. Все напоминает прошлое: трибуны, с которых тогда произносил речь командующий парадом, та же музыка, что была практически 80 лет назад, военная техника 40-х годов, полки в форме времен Великой Отечественной войны.

Солдаты идут в ногу, слаженно, лица строгие, ни намека на улыбку. На каждого из них пришли посмотреть родственники, ведь выпала такая честь! Парад очень похож на тот, который прошел в 1941 году… Но все же отличается…

К счастью, его участникам не нужно потом спешить на фронт. Сейчас это событие имеет праздничный характер, а тогда…

Холод так же пробирал до костей, форма, техника — все то же. Но после парада солдаты уходили на войну. Каково осознавать, что, возможно, ты больше не пройдешь по этой площади? Не обнимешь родную мать, любимую? Дети будут смотреть на твой портрет в траурной рамке?

Вот сейчас летчик выписывает круги в небе, а через некоторое время, ожесточась, всем сердцем ненавидя захватчиков родной земли, направит свой горящий самолет на вражеский эшелон. А ведь только недавно, готовясь к праздничному параду, он вглядывался в любимое лицо, лицо мамы, пытаясь запомнить ее теплый взгляд, улыбку. И в свои последние минуты бесстрашный воин вспомнит все ее морщинки, и скажет решительно и жестко:

— За тебя, за Россию, за светлое будущее!

А дальше взрыв… и горькие слезы матери, читающей похоронку… Или молодой танкист, который мечтал, проезжая на праздничном параде в боевой машине, что, когда война закончится, он женится на однокласснице Лене. Он представлял их счастливые лица, будто бы слышал звонкий, веселый смех невесты. А через месяц отважный защитник окажется в грязном, перемешанном с глиной взрывами снегу, истекая кровью. Все свои последние силы он соберет, чтобы помолиться за любимую, за родных, за всех солдат. Умирая, поймет, что сделал все возможное: на его счету более десятка уничтоженных вражеских танков, множество пушек, а еще больше — ненавистных фашистов.

А может, в это время какой-нибудь рядовой спасал от обстрела маленькую девочку. Он закроет ее собой от взрыва. Солдат даже не успеет ничего вспомнить перед смертью.

А может, в это время какой-нибудь рядовой спасал от обстрела маленькую девочку. Он закроет ее собой от взрыва. Солдат даже не успет ничего вспомнить перед смертью.

От этих мыслей наворачиваются слезы. Но что я вижу! В шеренге марширующих по мерзлому ноябрьскому асфальту я узнаю своих одноклассников. На их лицах — гордое понимание того, что они — потомки своих героических защитников и продолжатели их правого дела. Хотя война давно закончилась, хрупкий мир нуждается в силе, которая его будет охранять. Я вытираю слезы и смотрю на небо. Сквозь разорванные ветром тучи пробилось несколько лучей солнца: возможно, глядя на молодое поколение, это радуются те, кто подарил нам победу! Никто уже не обращает внимание на холод. Души и сердца переполняет волнение, может быть, и понимание многого того, что думалось и переживалось здесь, на параде. Хочется закричать на всю планету о том, что нельзя разжигать новую войну, необходимо жить слаженно, дружно. Так как война — это не шахматная партия, а люди — не пешки.