Конкурсный рассказ "Чудик"

Е. А. Мозалев

Динамики пульсировали: Туц. Туц. Туц. Туц. Цветомузыка порхала по залу: цветные мотыльки садились на потолок, вспыхивали в зазеркалье бара, таяли в дыму танцпола. Там, в этом облаке, извивались дамы и вяло дергались кавалеры. От них отделился один — в ковбойской шляпе. С отдачей стреляя вверх из указательных пальцев, он отправился к бару.

— Павалнам! Павална-валнам! — орал он в лицо бармену.

— Коня напоить!? — орал бармен в ответ.

— В смысле коня!?

Бармен понял, что это не тот клиент, с которым нужно пытаться поддерживать остроумную беседу.

— Что пить будете!?

Ковбой посадил на грудь два "Б52" и вернулся в туман. Заиграла «О боже, какой мужчина» и столики вокруг танцпола зашатались, провожая своих гостей. Бутылка Российского шампанского качнулась вслед и упала на фруктовую нарезку, но до нее уже никому не было дела. В дыму танцевали решительно все, — и даже официант, подхваченный молодящейся сорокалетней дамой. Его подносом жонглировал какой-то слишком веселый парень в непропорционально длинной футболке, похожей на бабушкину ночнушку.

Не танцевали только двое — черноволосая девушка с трубочкой и коктейлем "Кюрасао" и бармен, протирающий стойку от спрайта. Да и тот кивал в такт музыке и что-то напевал толи про Джонни Деппа, толи про Бреда Питта. Юля бросила взгляд в сторону самой активной части толпы. Там, среди скачущих людей, неподвижно стоял юноша в джинсах и черной футболке. Просто стоял среди танцпола и внимательно смотрел вокруг. Мимо него скакал веселый парень с подносом, вслед за ним ходил невеселый официант. На краю размашисто отплясывал какой-то клерк в зеленом костюме и с пробором на голове.

— Кто он? — спросила она бармена.

— Да кто его знает, впервые вижу! — орал бармен наклонившись через стойку. — Помнишь агента Смита из «Матрицы»!? Их еще целая куча одинаковых была. Ему бы пружинку за ухо и темные очки — сразу на поиски Нео можно отправлять!

— Кого?

— Ну этого, в зеленом пиджаке! — орал бармен. — А давай приколемся! У меня тут полно темных очков осталось от тех, кому и ночью солнце светит. Предложи ему надеть. Прикинь, если он в них так же танцевать будет — мы здесь четвертую часть «Матрицы» снимем!

Бармен бросил тряпку в раковину и, пошарив в нижних ящиках, достал горсть солнцезащитных очков.

— Во, вот эти точно как у того... у тех одинаковых... у агентов Смитов! Давай я сейчас медляк закажу у Пети! Ой, у диджея Питера!

Юля не успев ничего ответить услышала Энрике Иглесиаса: «Ринг май белл ринг май беллс!»

— Вот, держи очки! Вон он, давай, я сейчас как раз фотографа найду, фотки зашибенные получатся!

«Ринг май белл ринг май беллс!»

Юля предусмотрительно стала сближаться со Смитом. Он обнял ее за талию и закружил по часовой стрелке. Он был как аниматор в ростовой кукле Шрека  таким же зеленым, неуклюжим, липким и душным. Но квест провалить было нельзя. Юля кружилась, благостно смеялась, что-то кричала в ответ. Наконец Иглесиас прекратил свои страдания.

— Спасибо за танец, — улыбнулась Юля и взглядом пригласила мужчину к бару, — Вы знаете, я все вспоминала, на кого же вы похожи… Вспомнила. Можно, я буду называть вас Бонд? Джеймс Бонд?

— Джеймс Бонд?

— Да, да. Знаете, чего вам не хватает для полноты образа? Вот, у меня в сумочке случайно завалялись очки. С ними можно сразу на пробы ехать.

Смит надел очки и самодовольно заулыбался.

— Пойдемте танцевать, это же «Белые розы».

— Я пока отдохну, чуть позже к вам присоединюсь, — сказала Юля. — Покажете, как надо танцевать.

Агент Смит, исчез в дыму, а Юля вновь спросила:

— Так кто он?

— Кто!? Ты же с ним танцевала, а не я, — ответил бармен.

— Да нет, вон там парень в черной футболке стоит, смотрит. Стоит и смотрит, а все вокруг танцуют. Что с ним не так?

— Да кто его знает. Задумался наверно... Зачем он тебе нужен, чудик какой-то!